?

Log in

Ставки


> Интересно, что бы стало с Австро-Венгрией, если бы исход войны был для нее более удачным?

Галковский: При отсутствии русской революции перешли бы на сторону России и отделались лёгким испугом.


Предположим, что главной целью русской революции было уменьшение возможности манёвра Австро-Венгрии.

Против Вены ценой Санкт-Петербурга.

Update:

Галковский: удержись Н2 на троне, ситуация повторилась бы с точностью до наоборот: русские совершают договорную наступательную операцию, останавливаются на заранее обусловленных границах, а в Вене происходит переворот - император и демократическая общественность против реакционных генералов.


Свобода и иерархия

Человек под словом "свобода" скрывает свою потребность в самовластии (Гомес Давила, НС III, 152)


Свобода - это свобода от подчинения, от иерархии. Обратной стороной у человека это всё в конечном итоге выливается в "свободу" от Бога.

Война и тоталитаризм востребованы обществом, как способы усилить человеческую иерархию. Свобода и демократия угнетают, принуждают искать смыслы, задумываться о бытии. Как бы вынужденное для выживания участие в строгой иерархии военного времени помогает человеку сбросить вверх по иерархии трудность ежедневного принятия важных решений.

В войне побеждают системы в значительной степени делегирующие свободу вниз по иерархии, пытаясь выбросить человека в реальность вне уютной иерархии и заставить жить.


Самым

Самым значительным событием жизни страны в начале 2012 года стал цикл статей о Джорджо де Кирико, Aнтуане Кароне и Сальвадоре Дали: 1) 2) 3) 4) 5) 6).

Что скрывают имена, кто управляет проектами, почему замолчали эксперты?

Следите за продолжением только в журнале nezvanov.


Святочный рассказ №3

Планировщик крутил карандашик. Есть масса. Без целей. Без лидеров. Без организаций. Без почвы. Он улыбнулся. Без истории. Зато с какой литературой. Другой участок сознания тут же взял на заметку: "Это важно". Планировщик давно привык к тому, что многие слои мыслей опережали друг друга и накладывались друг на друга, не смешиваясь. Оставалось их только правильно ранжировать и приспосабливать. Говорят, что он Великий Планировщик. Он опять улыбнулся: "Какая чушь". Так, а эта последняя мысль, куда её, ах да, не по делу.

Когда он изучил систему, то был даже восхищён. Всё налажено и учтено. Система была сбалансированной и самовоспроизводящейся. Можно было менять идеологию, режимы, институты, персоналии. Всё работало хорошо.

И это было трудностью для решения задачи. Поэтому понадобился Планировщик. Он снова улыбнулся: "Недостаток совершенства". Какая чушь. Не бывает никакого совершенства. Поэтому и нужны мы, Планировщики.

Так, военных сюда, это пригодится. Фсо, фскн? Мчс? Пограничники?? Эти на границе ходят хмуро? Или не эти? Задействуем. Обрывки погружения в культурную среду помогали шлифовать детали.

Элементы системы складывались в отличный план. Всё было типично. Он знал работу братьев в Грузии, Югославии, СССР, Украине. Если бы не это "совершенство системы". Он проявил эмоцию. Сразу не понятно, на чём структурировать массы. Фальсификат подвернувшихся выборов покажем явно, если будет мало, власти поднажмут с "оправданиями". Но масса с этим жила всегда. Это рядовой элемент системы. На этом не уедешь. Что дальше? Он улыбнулся и начал быстро записывать пункт за пунктом.


Грабли

Во Франции существовала колоссальная традиция самоуправления, выборов, голосований и прений. В рамках общей демократизации общественной жизни было решено провести реформу самоуправления в сторону ещё большей демократизации. Речь пошла о созыве общенационального парламента и о постепенной конституализации королевской власти. Этот процесс стимулировала и внешнеполитическая линия Людовика, горячо поддержавшего американскую революцию, направленную против феодальной Англии. Однако, взбешённые успехом французской пропаганды англичане бросили все силы на идеологические диверсии и саботаж. Англичанам удалось воспользоваться либерализацией общества для подготовки анархического путча, первое время естественно прикрывающегося демократическими лозунгами. Эффект в конце концов превзошёл все ожидания. Во многом из-за того, что власть во Франции была слишком централизована. это давало колоссальные преимущества, но это же блокировала фильтры на местах. Если бы террористам пришлось захватывать область за областью, они бы упарились. А так, из Парижа они относительно легко расстреляли всех: и депутатов, и выборщиков. Началась общая дегенерация культурной и экономической жизни Франции - главного сверхгосударства того времени, приведшая к неисчислимым бедствиям внутри страны и к 20-летию кровопролитных войн в Европе и по всему миру.

А после "конца эпохи" сами французы стали приписывать демократические завоевания и свободы путчистам, забыв, что их личное свободолюбие и стремление к социальной справедливости это результат вовсе не деятельности Ежова или Марата, а следствие общего уровня культуры Франции и весьма разумной и в конечном счёте дальновидной политики старого королевского правительства. Революционер действует даже не в стиле "после нас хоть потоп", а потоп сам организует и ему радуется. Потому как полагает, что личная говнистость удержит его на плаву. Но потоп обычно дерьмо смывает. А остаётся то, что рассчитано на столетия.
galkovsky.livejournal.com


Часть мира

Часть мира, которую эта "верхняя вольта с ракетами" уже достала, пытается её формировать под себя. Как в Югославии. По возможности пытаясь откусывать по кусочку "Латвии" всякие, "Украину". А часть мира, которая эту "верхнюю вольту с ракетами" и сформировала когда-то, сопротивляется и пытается её сохранить любыми способами.

Сильный объединяющий способ – это сплочение общества вокруг "Пушкина". Т.е. "национально-освободительное движение".

Сильный разъединяющий способ – это "поднять и бросить" - развалится само. Т.е. накачивать деньгами и резко прекратить.



Святочный рассказ №1

Полёт продолжается…

В Большой зал врывается возбуждённый Помощник с горящими глазами.
«Наконец-то, - подумал с улыбкой Старший. - Совсем что-то скучно стало. А последний раз Помощник так врывался галактик восемь назад.»

Старший нахмурился и повернул кресло:
- Что? Опять?
- Вполне вероятно, – деловито ответил Помощник и торжественно добавил – Земля в Солнечной системе.
- А-а-а, – сделал разочарованное лицо Старший – Знаю, знаю, они ещё на палку молятся.
- Да нееет! – горячо запротестовал Помощник – Про крест у них я давно слышал.
- Ладно, ладно, - примирительно сказал Старший – Посмотрим.

Ему нравился новый Помощник. Это был восьмой их совместный поход. Старший был стреляный волк, и походы давно превратились для него в скучную рутину. Поэтому весёлые эмоциональные всплески Помощника его радовали, хоть он и старался не показывать виду. Конечно, кто же против того, чтобы сделать остановку, пообщаться с аборигенами, расширить кругозор. Однако им запрещён контакт с цивилизациями ниже уровня триста семьдесят восемь.

Он включил сканер, и направил его на Землю.

- Ну вот, – сказал Старший.
- Да-а-а-а, – разочарованно протянул Помощник – эх, а я думал, что мы как.. а потом…ээх.

Молчание затянулось.
- Ты видишь, они даже и простые звёзды проехали, и осьмерик где-то стал появляться, – утешил Старший.
- Буду у себя, – подчёркнуто сухо отрапортовал Помощник и пошёл к двери. Неожиданно повернулся и с надеждой добавил – А может на обратном пути? а?
Старший вздохнул и покачал головой:
- Почему нет?

Полёт продолжается…




Распределённые системы

Мир сжимается. Люди были гораздо дальше друг от друга. Чтобы выжить, сбивались в стаи, в полисы. Входили в государство. Информационно были разобщены и пытались усилиться локально. Их удивляло, что происходит в соседнем полисе. Как странно думают в соседнем государстве – экзотика. Поэтому элита в той или иной степени занимала две основные позиции. Первую, защита стаи (города, государства). Вторую, корыстный обман стаи (города, государства). Имея больше информации, элита использовала её двумя способами. Вынужденное сплочение с элитой в первой позиции оборачивалось определёнными ограничениями (репрессиями) во второй.
С информатизацией населения обе позиции сближаются и элита «вырождается» - размывается.
Сегодняшняя «вертикаль» - элита пошла в массы или наоборот. Т.е. попытка «части населения» подражать элите – скрывать информацию, надувать щёки, пускать понты и т.д. Всё это очень неустойчиво. С выходом на следующий уровень развития: стая, община, город, государство,… как назовём? Информация не сможет в нужной элитной мере концентрироваться у короля (администрации президента и т.д.). Вера в «доброго царя» исчезает уже на этапе «объявления кандидата».

Вот такие мысли появляются от чтения журнала galkovsky 


Можно прям

Как то я придумал такую метафору. Вокруг эфир мыслей. Человек, думая о проблеме, притягивает нужную мысль. Более намагниченные(в идеале - гениальные) притягивают эффективнее. И вот здесь нужно (а нужно ли?) успеть её "оформить". Потому как эфир всеобщий и мысль может появиться и вдруг(от Бога). И иногда кажется, что это не о твоей проблеме…. Следствием этой метафоры есть гипотеза, что все – гениальные. Просто не умеют (не хотят?) черпать из эфира, а то, что приходит само, не умеют "оформить".

Вот вдруг такая мысль пришла.

Пока были рабы в Греции, пока и была демократия. Пока обирает "прогрессивный" Запад Африку, Азию, Латинскую Америку, на Западе - демократия. Как сейчас поток из колоний несколько стал уменьшаться, так и с демократией что-то такое непонятное стало твориться. Вывод получается? Демократия – способ более равномерного (справедливого?) распределения награбленного и отнятого. Увеличивается ресурсная база – демократия расцветает, уменьшается – "проступают пятна тоталитаризма, фашизма". Если уж совсем разжевать. Ресурс лучше делить гласно и всей толпой, а создавать его, творить и любить лучше интимно и ответственно.



Profile

byyj
Владимир Макайда
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars